Объявление:
В Воронеже родится еще одна религиозная организация
2010-04-28

Тауфик Ибрагим: Освободиться от несоответствующего современности понимания ислама



 

Тауфик  Ибрагим: Освободиться от несоответствующего современности понимания  ислама

Творческий союз цивилизаций

 

Декартово сомнение имеет исламские корни

 

Нужна ли модернизация ислама самим мусульманам? С чем связаны призывы ряда европейских интеллектуалов «реформировать ислам», «вернуться к первоначальному пониманию Корана»? Как понимать термин «евроислам»? Каково будущее межрелигиозного диалога после «карикатурной войны» и «регенсбургского скандала»?

 

Корреспондент «НГР» встретился с известным российским исламоведом и богословом Тауфиком Ибрагимом, чтобы побеседовать с ним на эти темы.

 

– В конце прошлого года мусульманский богослов Рашид Бензин (Benzine), живущий во Франции, призвал мусульман «покончить с цитированием Корана и начать читать его». Он также заявил, что христиане и иудеи рассматривают свои писания под критическим углом зрения, тогда как мусульмане используют свои для оправдания норм, давно ушедших в прошлое. Тауфик Камелевич, как вы прокомментируете это заявление?

 

– Для понимания психологии мусульман важно учитывать тот факт, что для них любая реформа и новое толкование священных текстов должно исходить изнутри ислама. Навязывать мусульманам какие-то внешние методологии (не говоря об идеях) почти бесполезно.

 

В истории ислама было множество интерпретаций священных текстов, достаточно вспомнить четыре суннитские школы мусульманского права. Разве они не представляют собой разные интерпретации Корана? Суфизм – это ли не мистическое прочтение Корана? Мусульманам надо показать плюрализм интерпретаций Священного Писания, каждая из которых может быть названа традиционной. Сейчас мы обязаны выдвигать свою интерпретацию, которая должна соответствовать современным условиям. Ведь у Пророка Мухаммада сказано: «В начале каждого столетия Бог являет общине того, кто обновит ей ее религию».

 

– Что вы в таком случае думаете о «евроисламе»?

 

– Этот термин имеет двоякое понимание. Одни относятся к нему как к тому исламу, который объективно сложился в Европе на сегодняшний день. Другие понимают евроислам как вариант ислама, ориентирующий верующих на ценности, выработанные европейской цивилизацией.

 

Например, в России советник президента Республики Татарстан по политическим вопросам Рафаил Хакимов расценивает новую волну джадидизма как «евроислам». Но для мусульманина любое прилагательное к слову «ислам» вызывает отторжение.

 

Раз наша основная задача – освободиться от несоответствующего современности понимания ислама, то надо дать мусульманам ответ на вопрос, что же является подлинным пониманием ислама, без прилагательных типа «демократический» или «либеральный».

 

– После «карикатурной войны» и «регенсбургского скандала» многие стали сомневаться в успехе межрелигиозного диалога. Как вы оцениваете его нынешнее состояние и перспективы?

 

– Межрелигиозный диалог сегодня пришел к тому, что его участники договорились «жить дружно», оставив мировоззренческие споры в стороне. Это состояние можно назвать прагматическим плюрализмом. Это, конечно, шаг вперед по сравнению с традиционной межрелигиозной конфронтацией. Но этого, по-моему, абсолютно недостаточно. Необходимо дополнить этот плюрализм эпистемологически и сотериологически – признать, что и в других религиях есть некий минимум истины и он достаточен для спасения.

 

Плюрализм не означает признания всех одинаковыми, он лишь устанавливает общие для всех правила игры. Отвергая присущий другим религиям эксклюзивизм, Коран четко сформулировал эти принципы. В нем говорится, что для того, чтобы считаться благоверным (а значит, заслуживающим вечного спасения), достаточно двух условий: верить в Бога и делать добро.

 

Конечно, впоследствии сами мусульмане тоже стали воспринимать свою религию как единственно истинную, богоугодную. Я уверен, что здесь мы неправильно понимаем смысл коранического слова «ислам», которое означает веру в Бога и покорность ему. Достаточно сказать, что и ветхозаветные пророки, и Иисус Христос в Коране названы мусульманами.

 

– Как тогда строить диалог с неверующими или атеистами?

 

– Подлинно неверующим, по Корану, можно считать лишь того, до кого религиозная истина дошла в неискаженной форме, кто понял и признал ее, но отказался принять из-за корыстных соображений. Это – единственное неверие, которое Бог не может простить.

 

Слово «кяфир» в Коране означает всего лишь акт отрицания (другое значение – непризнательность). Когда Пророк отвергает идолов, он – кяфир. Так что слово «кяфир» нельзя употреблять с однозначно отрицательной нагрузкой. Если человек не принимает ислам, то он «кяфир» по отношению к мусульманам, но неверный ли он по отношению к Богу – совсем другой вопрос. Поэтому мусульманские богословы говорили, что судить о вере и неверии человека может только Бог.

 

Устрашающие аяты и хадисы направлены исключительно на то, чтобы люди не предавались греху. Свобода и разум даны людям в качестве испытания. Бог испытывает нас – способны ли мы постигать истину, которая рождается в спорах? Средневековые мусульманские богословы говорили, что ученик не поймет ошибок своего учителя, пока не изучит суть разногласий между учителями. Сложилась целая богословская дисциплина, изучающая разногласия между основателями различных правовых школ в исламе.

 

Многие наши интеллектуалы плохо знают мусульманскую традицию. В ней было если не все, то почти все. Взять, например, принцип методологического сомнения Рене Декарта, который лег в основу европейской мысли Нового времени. Однако Декарт читал латинские переводы книг ал-Газали (мусульманский философ и теолог XI–XII вв. – «НГР») и собственной рукой отмечал те места, которые взял для своей концепции. Эта книга сохранилась в архиве Декарта в Национальной библиотеке в Париже. Ал-Газали писал, что сомнение – это первый шаг на пути к истине. Согласно ему, тот, кто не сомневается, тот не смотрит, а тот, кто не смотрит, тот остается слепым.

 

– Насколько практика межрелигиозного диалога укоренена в истории ислама?

 

– В мусульманском государстве классической эпохи (VIII–XIII) религиозные меньшинства (в частности, христиане и иудеи) имели такие права и свободы, аналога которым не было в других цивилизациях. Примечательно, что у знаменитого исламского философа ал-Фараби был учитель-христианин, и любимейший ученик – тоже христианин. На эту эпоху приходился золотой век иудейской культуры, развивавшейся под сенью мусульманской. Многие иудейские мыслители писали на арабском. В их числе – классик иудаизма Моисей Маймонид, который был евреем, перешедшим в ислам, а затем обратно в иудаизм.

 

К сожалению, внешние условия сыграли негативную роль для исламской культуры. И сегодня одни пытаются навязать мусульманам определенное понимание своей религии, которое совсем не аутентично тому, что написано в Коране. Другие, не зная нашей истории, требуют от мусульман «реформироваться». Если вы хотите, чтобы мусульмане обновляли свою религию в духе современности каждое столетие, как завещал Пророк, просто не мешайте им этого делать.



Об авторе: Тауфик Ибрагим Камеленич – доктор философских наук, профессор культурологии. Ведущий научный сотрудник Института востоковедения РАН, председатель Российского общества исламоведов. 

Аллах говорит (2:183) : В месяц рамадан был ниспослан Коран - верное руководство для людей, ясные доказательства из верного руководства и различение. Тот из вас, кого застанет этот месяц, должен поститься. А если кто болен или находится в пути, то пусть постится столько же дней в другое время. Аллах желает вам облегчения и не желает вам затруднения. Он желает, чтобы вы довели до конца определенное число дней и возвеличили Аллаха за то, что Он наставил вас на прямой путь. Быть может, вы будете благодарны.
Пророк, صلى الله عايه و سلم, сказал: من قام ليلة القدر إيمانا واحتسابا غفر له ما تقدم من ذنبه «Тому, кто проведет в молитве Ночь Кадар, с верой и желая довольства Аллаха, простятся его прежние грехи». (аль-Бухари 38, Муслим 760)

Текущая фаза луны:

CURRENT MOON


Расписание молитв на сегодня: