Объявление:
В Воронеже родится еще одна религиозная организация
подоконники из искусственного камня фото - самая подробная информация у нас .
2008-05-24

ВНЕОЧЕРЕДНАЯ МОЛИТВА. Ибрагим аль-Куни. Часть 5


МОЛИТВА

 После того как выпили первую чашку, кто-то пожаловался, что ночь длится слишком   долго. После второй чашки на то же посетовал другой, а перед последней его слова повторили чуть ли не хором еще трое.

Подбросили дров в огонь. Подождали, пока потух­нет. Чайники вновь заурчали на углях. Человек, при­готовлявший чай, сказал, теряя терпение:

— Я просиживал ночи напролет с заката до рассвета, но в жизни не было такой длинной.

Шейх кивнул, соглашаясь. Другой заметил:

Кажется, день вовсе не наступит. Как ненавижу я длинные ночи!

Помедлив мгновение, поправился:

— Зимой!                                                              

Третий тоном мудреца, познавшего сокровенную суть жизни, вымолвил:

— Ночь не бывает долгой. Ночь, она всегда ночь. В разговор после длительного   молчания вступил шейх Мухаммеду:

— Нет, ночь долгая... и короткая.

— Ну да, зимой долгая, а короткая...

Шейх оборвал его неожиданно резко:

— Долгая, когда требует жертв!

Откашлялся и добавил уже спокойно:

— Человеческих жертв.

Тут все спохватились, что забыли о погибших. Они ведь па похоронах. Долго молчали, слушая преры­вистый плач женщин, доносящийся из палатки. Потом один из них, задрав голову, сказал:

  Тучи рассеиваются. Уже звезды видны.

  А ночь остается. Ничего нет хуже темноты, — ответил второй.

  Может быть, страх... — заметил третий. Мужчины переглянулись. Шейх задумался, молчал.

Бросил четки, тянул чай маленькими глотками. Затем объявил:

— В таких случаях годится одна молитва!

— О чем же молиться? Вечернюю молитву после ужина совершили, а заря еще не взошла!.. — насмеш­ливо заметил молоденький паренек.

В ярком свете угольев было видно, как шейх неодо­брительно посмотрел на него. Сидевший рядом муж­чина закатил парню оплеуху. Тот осекся насупившись.

— Эй!..  На молитву! — крикнул  шейх,  подымаясь.

Все разом поднялись. Умылись песком, встали ря­дом друг с другом длинной чередой лицом к кыбле, шейх впереди. Он начал молитву, но один вдруг спросил:

— А сколько поклонов?

Шейх обернулся в растерянности:

— Два... нет, четыре! Откашлялся, добавил:

— Два поклона по умершему, а два — во имя аллаха от всякой нечисти!

— Но ведь умерших двое! — не унимался парнишка. Шейх не обратил на него    внимания, воззвал к молитве.

СМЕРТЬ

 

Шейх Мухаммеду пробудился ото сна сразу. Заря едва занималась. Что это — все, что было вчера, правда или дурной сон? Ему почудилось вдруг, что кто-то его зовет. Он поспешно забормотал слова молитвы, проклял несколько раз шайтана. Зов повторился. О аллах, неужели страшный сон все продолжается? Шейх выбирался из палатки на четвереньках, стараясь не потрево­жить спящих вповалку людей. Вылез наружу, повер­нулся на восток, прикоснулся губами к земле, вздох­нул. «Слава аллаху!» Прислушался... В долине по-прежнему ревел поток. Он вынул четки из кармана рубахи, сел на корточки, совершил омовение, пригото­вился к утренней молитве. Но что это?

Мухаммеду... Шейх Мухаммеду!

Вскочил, выронив четки... Дамуми. О господи! Он не боится призраков и афритов, знает, что они являют­ся лишь простым смертным, а не шейхам и верным ра­бам аллаха. Взбодрился немного, двинулся к долине в растерянности. Даже забыл помолиться. Нога наткну­лась на острый камень: оказывается, босой. Дамуми жив? Шейх дошел до края долины. При свете зари было видно, какая-то тень борется с течением. Тень он эту толком не разглядел, но дрожь пробежала по телу, закричал:

— Дамуми!..

Крик его разорвал тишину. Зафыркал верблюд, нервно заблеял козленок. Шейх хотел было повторить зов, но «тень» его опередила:

— Веревку... Шейх Мухаммаду!.. Веревку! Тут только дошло до шейха: Дамуми, живой и невредимый. Вернулся!.. Он побежал к палатке, где спали мужчины. Стал трясти их,  расталкивать, твердя: Люди! Вставайте... Да вставайте же, мужчины... Мир проснулся, а вы спите... как бабы! Один встряхнулся, продрал глаза:

— Что, уже день?

— День. И Дамуми вместе с ним... Вставай!

— Что?!

Вскочили, помчались к долине. Прибежал шейх, во­лоча за собой джутовую веревку. Такой обуздывают разыгравшихся верблюдов. Шум нарастал. На берег своенравной реки высыпали женщины. Свет разливал­ся по лицам. Дамуми приближается! Что это черное у него за спиной? Сердце у шейха учащенно забилось: живая или мертвая? Во имя аллаха!.. Бросил конец ве­ревки в воду. Она упала в нескольких метрах от Даму­ми. Подошел один из мужчин, взял у шейха веревку. Тот глубоко вздохнул. Мужчина поплевал па руки, изо всех сил размахнулся, бросил. Глаза людей устреми­лись к концу веревки, казалось, повисшему в воздухе. Сердца дрогнули, когда она упала, но Дамуми все-таки подхватил ее. Держась одной рукой за веревку, сжимая шест в другой, он шагнул вперед. Мужчины на берегу принялись тянуть веревку.

  Стойте! Не тяните веревку!.. Держите только! — послышался крик Дамуми — слабый, хриплый, словно он задыхался.

Мужчины перестали тянуть. Поток все еще буй­ствовал, не желая отступать.

Дамуми медленно двинулся к берегу. Джутовая ве­ревка вела его, но шеста он не бросил, крепко сжимал в руке могучий шест бедуинской палатки. Возможно, опасность еще не миновала. В веревку веры мало, руки этих мужчин, людей, всего мира — помогут ли?

А это — опора, оружие верное и испытанное в борь­бе с коварным врагом, с потоком... Все остальное... все остальное развеет ветер!

Старики говорят: ячменное зернышко в животе лучше куска мяса во сне. Кто знает?.. Человек слаб. За примерами ходить, далеко не приходится.

Об этом думал Дамуми, когда лежал на скале, когда опирался на шест, когда держался за джутовую верев­ку. Пока до берега добрался — глаза из орбит вылезли. Тамима на спине прижалась к нему. Обхватила его но­гами, руками шею сдавила: вот-вот задушит. Протяну­ли руки, вытащили обоих. Отлепили Тамиму, Жен­щины накинулись на нее,  обнимают. Полились слезы радости. Визг, вой... Шейх Мухачмаду пробрался к Дамуми, обнял его. В глазах — удивление, любовь, слезы. Бормочет:

— Слава тебе... Слава тебе, господи...

Вода все еще лилась с разорванной рубахи Дамуми. По щеке сочилась кровь, на руке —тоже рана. Увиде­ли: глаза у него все пучатся, из орбит лезут. Силы оставили Дамуми, ноги подкосились. Шейх едва успел подхватить его — он и без сознания сжимал в руке шест!

В палатке шейха всю ночь Дамуми шептал имя Тамимы, звал ее.

На вторую ночь стал громко бредить: говорил много, но понять нельзя было ни единого    слова.

На заре следующего дня у него горлом пошла кровь...

Аллах говорит (2:183) : В месяц рамадан был ниспослан Коран - верное руководство для людей, ясные доказательства из верного руководства и различение. Тот из вас, кого застанет этот месяц, должен поститься. А если кто болен или находится в пути, то пусть постится столько же дней в другое время. Аллах желает вам облегчения и не желает вам затруднения. Он желает, чтобы вы довели до конца определенное число дней и возвеличили Аллаха за то, что Он наставил вас на прямой путь. Быть может, вы будете благодарны.
Пророк, صلى الله عايه و سلم, сказал: من قام ليلة القدر إيمانا واحتسابا غفر له ما تقدم من ذنبه «Тому, кто проведет в молитве Ночь Кадар, с верой и желая довольства Аллаха, простятся его прежние грехи». (аль-Бухари 38, Муслим 760)

Текущая фаза луны:

CURRENT MOON


Расписание молитв на сегодня: