Объявление:
В Воронеже родится еще одна религиозная организация
2010-08-22

Неверная война.


 Евгений Крамченко

Мы не сможем победить терроризм, пока вместо борьбы с террористами, будем бороться с мусульманами. Пока дело обстоит так, важнейшее недоразумение современной цивилизации порождает новые жертвы.

Утром 29 марта в Москве вновь прогремели взрывы. Число погибших в результате терактов на станциях метро «Лубянка» и «Парк культуры» достигло сорока, ранения получили более девяноста человек. Спецслужбы быстро выявили исполнителей — ими оказались террористки-смертницы Джанет Абдурахманова (Абдуллаева) и Мариам Шарипова.Но, наверное, еще быстрее на это событие отреагировало общество. Спустя считанное время после трагедии на бледном перроне метро стали появляться алые пятна гвоздик, а в воздухе нависать напряжение ненависти и мщения. Вполне объяснимо, что эти настроения вскоре просочились в прямые эфиры, в Интернет, стали предметом разговоров на кухнях. Они послужили благоприятной почвой для распространения анонимных листовок с призывами заменить переговоры зачистками, прекратить финансирование Чечни и с требованиями депортации мусульман (!) из страны. «Русские люди, против вас ведется война! Сколько можно прощать кровавые преступления исламских террористов против граждан России?» — говорилось в сообщении. Словом, если есть вызов, то должен быть и ответ.

За годы, которые преследует нас угроза терроризма, мы не продвинулись ни на шаг в решении проблемы. На смену уничтоженным боевикам приходят другие, пробелы в рядах смертников пополняют новые кадры. Это наводит на мысль, что только силовые методы борьбы с терроризмом  неэффективны.

3-й закон Ньютона
Вся многовековая история взаимоотношений славян и мусульман словно написана по третьему закону Ньютона — действия и противодействия. Уже не представляется возможным точно определить, что является действием, а что — его следствием, равно как объективно сомнительны эффективность и целесообразность каждого из них. Но мы в сердцах продолжаем «мочить террористов в сортирах», незаметно для себя задевая тела, свободу, совесть истинных мусульман. Для нас это — щепки, побочный эффект лесоповала. А для них — обида и посаженное семя мщения, которое осталось только «грамотно» взрастить.   
Хорошо еще, если мы осознаем побочный эффект силовой борьбы. Но зачастую мы не видим (или не хотим видеть) различий между экстремистом и приверженцем ислама. «Исламский экстремизм» — клише, настолько прочно вошедшее в нашу жизнь, что президент Дмитрий Медведев был вынужден обратить на это внимание. «Мы не должны называть экстремистов исламскими экстремистами. Правильное наименование бандитов просто бандит, у него нет религиозного содержания», — отметил он на встрече с муфтиями и руководителями регионов Северного Кавказа в августе прошлого года.
Между тем установка главы государства пока плохо приживается не только в обществе, но и в государственных институтах. Для постового милиционера человек с выраженной кавказской внешностью — потенциальный террорист, к нему — самое пристальное внимание, нередко граничащее с нарушением гражданских прав. Различий не находят и чиновники. Так, например, в действующей региональной программе «Патриотическое воспитание граждан Воронежской области» национальным диаспорам, исповедующим ислам, отведено единственное место — в разделе под названием «Противодействие экстремистским организациям».
Вероятно, по той же самой причине «Местной религиозной организации мусульман» (МРОМ) Воронежа уже несколько лет не удается стать участником общественной жизни нашего города. «За три года нашей деятельности нам ни разу не ответил мэр, ни разу не ответил губернатор, — сетует ее председатель Марат Газиев. — Мы дважды писали обращения в Общественную палату области, но так и не получили в ней членства, хотя мусульманская диаспора в Воронежской области насчитывает порядка 40 тысяч представителей».
Это может показаться странным, но представителей от мусульман нет даже в межконфессиональном совете при Воронежской областной Думе; Марату Газиеву, по его словам,  посчастливилось лишь однажды присутствовать на его заседании — только для того, чтобы в конце в приватной беседе услышать следующее: «Вы, пожалуйста, не забывайте, что вы живете на чужой земле».

Смешались в кучу кони, люди 
Проблему постоянно сносит в культурологическое русло, в то время как терроризм по природе своей — способ преследования политических целей. Механизм его, прикрывающийся демагогической проповедью истинной религии, был глубоко и всесторонне раскрыт еще в 1740 году Вольтером в трагедии «Фанатизм, или Пророк Магомет». В ней показано, как, пользуясь слепой верой людей в идеалы, можно легко реализовывать личные корыстные интересы, вплоть до захвата власти. Люди с собственным мнением — помеха, убийство — не только не помеха, но и самый эффективный метод. Стоит отметить, что личность Магомета и фактура ислама в пьесе условны: фундаментализм при желании можно обнаружить в любой религии.
Традиционный ислам, напротив, одна из наиболее демократичных и толерантных мировых религий. Он запрещает насилие над личностью как таковое: «Всевышний создал нас разными для того, чтобы отточить свой ум друг о друга и прийти к истине». Интересно, что князь Владимир Святославович, который ввел христианство на Руси, пристально рассматривал в качестве альтернативы ислам и не решился в пользу него отчасти потому, что здесь человек общается с Богом напрямую, без посредников, а это могло навредить созданной вертикали власти.
Другое дело — ваххабизм – учение, не имеющее ничего общего с исламом, и, по предположениям некоторых историков, «разработанное» аль-Ваххабом под влиянием английских колонизаторов. По словам ректора Северо-Кавказского центра исламского образования и науки профессора Максуда Садикова, чье интервью было недавно опубликовано в журнале «Власть», ваххабизм отвергает многие технологии традиционного ислама, не считается с имамами, но — самое опасное — позволяет убить немусульманина и забрать себе его богатство.
Однако даже ваххабизм со всеми его радикальными постулатами не является истинной причиной современного экстремизма. Хотя бы потому, что это — официальная религия Саудовской Аравии, где далеко не каждый подданный — экстремист. Ваххабизм — лишь подходящий фантик для прагматичных целей. С точки зрения Марата Газиева, основная причина терроризма в России лежит в плоскости «достижения личных, корыстных целей бандитами-организаторами с использованием в качестве исполнителей и пособников заблуждающихся фундаменталистов, прикрывающихся различными идеологиями, в том числе, и религией. Целями таких терактов могут быть политическая нестабильность, увольнение с постов некоторых чиновников, устранение конкурентов, передел собственности и так далее».
   В свою очередь,  Газибек Магомедов, уполномоченный представитель республики Дагестан в Воронежской области и Президент регионального координационного Совета народов Кавказа, видит в экстремизме более глубокий — экономический и геополитический подтекст: «желание Запада завладеть энергоресурсами Каспия и логичное стремление выбить Северный Кавказ из-под влияния России».
Хотелось бы усомниться, однако, как подтверждает руководитель группы общественных связей УФСБ по Воронежской области Павел Большунов, «истинно верующих» террористов становится все меньше; им на смену приходят те, кто движим «кровной местью», имеет компрометирующее прошлое или, что чаще, выполняет эту работу за деньги. И никакой романтики повстанческого движения и «борцов за свободу».
 

Деньги вместо свободы
Ханпаша Исраилов прибыл в Воронеж поездом «Махачкала-Москва» в один из дней 2003 года, чтобы заработать денег. Гораздо больше денег, чем зарабатывает мелкий торговец саратовского рынка, кем он был несколько дней назад. Решить все финансовые проблемы разом — зря, что ли, елозил брюхом учебные полосы препятствий в полевом лагере в Зандаке? И всего лишь надо — снять квартиру, получить у подельников взрывчатку, пустить на воздух ТЦ «Ярмарка» и скрыться. Для профессионального диверсанта, имеющего в активе опыт похищения генерала Шпигуна, участия в боевых действиях в Новолакском районе Дагестана — раз плюнуть.
Но Исраилов, к счастью, прокололся. Вернее, прокололось окружение лидера «саратовской группы» Джабраила Абдулазимова, по заданию которого действовал Ханпаша. Информация о готовящемся теракте своевременно поступила в спецслужбы, и совместными усилиями ГУВД и УФСБ по Воронежской области террорист был задержан.
Другим примером, также не укладывающимся в традиционное представление о террористах, служит дело Максима Понарьина — организатора взрывов на воронежских остановках и станции метро Рижская в Москве в 2004 году. Подробная история его «становления» уже была опубликована в прессе — в газете «Берег». Мы воспользуемся лишь наиболее значимыми фактами. Понарьин родился в 1976 году в Будапеште в семье военнослужащего. В русской семье. С исламом он познакомился под влиянием отчима-мусульманина уже в зрелом возрасте, когда вернулся из армии. Приняв ислам в 98-м, вместе с матерью и отчимом переехал в Карачаево-Черкесию, где его новым наставником стал имам Рамазан. «Налагаемые на прихожан запреты здесь были строже, чем в традиционных исламских мечетях, — пишет газета, — зато в «монастыре» Рамазана всегда водилась валюта…» Не случайно поэтому на базе мечети сложился джамаат (община), который вскоре вошел в состав бандформирования Хаттаба, принимал участие в расстреле пермского ОМОНа, нападении на псковских десантников и так далее. Понятно, что с такой «биографией» Понарьин уже просто не мог отказаться от террористической деятельности на территории России, которую ему поручили вести совместно с другим «россиянином» Виктором Сенченко.  Компрометирующее прошлое не оставляло другого выбора. Хотя, безусловно, в данном случае нельзя сбрасывать со счетов и религиозный фактор: в тайнике террориста в лесополосе в районе улицы 9 Января наряду с деталями для взрывных устройств был обнаружен Коран, а сам Понарьин в своем дневнике разочарованно сетовал на немногочисленные жертвы «неверных» при  совершенных им преступлениях.
 

Возможный выход
Кроме взрывов на остановках и предотвращенного спецслужбами тер-акта Исраилова воронежцы могли еще не раз испытать на себе в полной мере весь трагизм террористической угрозы. Так, например, в 1996 году по счастливой случайности не сработало взрывное устройство на вокзале «Воронеж-1»: террористка неправильно соединила провода. В 2001 году благодаря внимательности почтальона была обнаружена и обезврежена бомба на химреактивах в доме по улице Куцыгина. В 2003 году на Воронежский почтамт поступила подозрительная посылка без обратного адреса. В посылке был телевизор с вмонтированной в корпус гранатой, которая должна была взорваться при включении.  Это — не считая многочисленных преступлений, связанных с незаконным оборотом оружия, нередко граничащих с экстремистской деятельностью. 
Как отмечает Павел Большунов, Воронеж интересен для террора сразу по нескольким причинам. Это крупный железнодорожный узел между Москвой и Южным федеральным округом; у территории области  есть плохо контролируемый  участок государственной границы с Украиной; на территории региона проживает много участников контртеррористических операций в республиках Кавказа.
Вместе с тем мы, воронежцы, пока не можем понять, каких чудовищных размеров достигло сегодня это опасное явление.
По мнению председателя воронежской МРОМ Марата Газиева, одним из способов борьбы с терроризмом должна стать разъяснительная работа на основе исламского образования, которая предполагает тесное взаимодействие органов власти и общественных структур, в первую очередь — официальных общественных структур, исповедующих ислам. Газиев ведет речь о серьезной работе. Пока же, по его мнению, воронежская власть формирует вокруг себя «непонятных» лидеров национальных диаспор и организаций, многие из которых даже официально не зарегистрированы, и всю межнациональную работу сводит к проведению номинальных «круглых столов» и мелких праздников. А из управления внутренней политики Воронежской области на имя официального лидера воронежских мусульман по поводу его беспокойства насчет массовых драк ингушей присылают такие ответы: «Эксперты ГУВД по Воронежской области, поддержав ваши мысли о необходимости объединения усилий государственных органов власти и общественных организаций всех уровней в вопросе интернационального воспитания молодежи, не подтвердили Ваш тезис о том, что «…массовые беспорядки… в настоящее время имеют устойчивую тенденцию роста и представляют серьезную опасность для общества».
Газибек Магомедов, в свою очередь, считает, что «лед уже тронулся», и что власть в последнее время обращает на межнациональные вопросы гораздо больше внимания, чем раньше. Дальше, по его мнению, проблему необходимо решать путем системного воспитания молодежи, которая осталась без внимания, и подвергается негативному воздействию со стороны. «Молодежь разобщена, она не видит перспективы, для нее авторитет — не государство, а руководитель группировки, потому что через него она может быстрее решить свои проблемы», — разочарованно рассуждает уполномоченный представитель республики Дагестан. Магомедов предлагает начать с малого — создать пилотную программу воспитания молодежи сначала в рамках одного региона — Воронежской области, отработать систему здесь и затем уже внедрить ее в других регионах страны.
 

Борьба заблуждений
Насколько эффективными могут стать те или иные предложения по борьбе с терроризмом, сказать сложно. К примеру, на данный момент в бюджете Воронежской области на решение межнациональных вопросов запланировано всего 2 млн рублей (на 5 лет!). Однако ясно одно: за те годы, которые преследует нас эта угроза, мы не продвинулись ни на шаг в решении проблемы. На смену уничтоженным боевикам приходят другие, пробелы в рядах смертников пополняют новые кадры. Это наводит на мысль, что только силовые методы борьбы с терроризмом  неэффективны. Недавно об этом же завил драматург-историк Эдвард Радзинский: «История уже знает примеры, когда правители пытались бороться с террором «кулаками»… Ничего хорошего в итоге из этого не вышло. Опыт силовой борьбы с терроризмом печален».
С другой стороны, борьба идет не с тем врагом. Терроризм — это идея заблудших. Но мы, в свою очередь, отвечаем заблуждением на заблуждение. Пока методология противодействия экстремизму будет опираться на понятие «исламский экстремизм», мы будем бороться с мусульманами, а не с бандитами-террористами. Коран не является источником зла. А понятия «газават» (священная война против неверных) и «шахид» (воин, умерший за ислам) применимы только для тех, кто защищает свою веру от агрессоров. Еще русский философ Владимир Соловьев отмечал, что «в учении Мухаммада веротерпимость вполне совмещается с идеей священной войны». Истинные мусульмане всегда вместе с русскими искренне скорбят по жертвам терактов, потому что знают — «убийство одного человека подобно убийству всего человечества».
Диалог с исламскими странами, привлечение их лидеров к совместной борьбе с экстремизмом, над чем сейчас активно работает Дмитрий Медведев, может стать первым шагом к прозрению. Сейчас важно, чтобы все общество, все СМИ включились в этот процесс.
На этом фоне вдвойне идиотски выглядит инициатива депутата Госдумы Роберта Шлегеля, касающаяся ограничений СМИ в освещении террористических актов. Бывший лидер движения «Наши» утверждает, что все «новости о боевиках должны сводиться к сообщениям об их уничтоПавел Большунов, руководитель группы общественных связей УФСБ по Воронежской области

Религия и террор абсолютно не связаны. Истинное лицо терроризма не имеет гражданства и национальности. Нельзя допускать в этой связи двойных стандартов, например, отождествлять приверженцев ислама и членов северокавказского бандподполья. В США после событий 11 сентября 2001 года произошла деформация общественного сознания, когда ислам и терроризм трактовались как идентичные понятия. Сегодня после трагических событий в Москве может произойти то же самое. С одной стороны, мы интернациональны и толерантны, но слово «мусульманин» у многих вызывает внутреннее напряжение. Нам всем надо отказаться от шаблонов и паники, и разделять тех, кто в своих политических и корыстных интересах использует Коран для оправдания террора и насилия, и тех, кто, являясь приверженцем ислама, реализует свое конституционное право на свободу совести.
жении». К счастью, у российского президента больше жизненного опыта, чем у депутата Шлегеля, и он хорошо понимает, что если скрывать зерно проблемы, можно получить уродливое дерево. Поэтому, скорее всего, как очень тонко подметил один воронежский журналист, на очередную инициативу Шлегеля, как и два года назад, будет дан четкий и однозначный ответ — «Maul halten» («закрыть рот» — нем.).

Комментарии


Павел Большунов, руководитель группы общественных связей УФСБ по Воронежской области

Религия и террор абсолютно не связаны. Истинное лицо терроризма не имеет гражданства и национальности. Нельзя допускать в этой связи двойных стандартов, например, отождествлять приверженцев ислама и членов северокавказского бандподполья. В США после событий 11 сентября 2001 года произошла деформация общественного сознания, когда ислам и терроризм трактовались как идентичные понятия. Сегодня после трагических событий в Москве может произойти то же самое. С одной стороны, мы интернациональны и толерантны, но слово «мусульманин» у многих вызывает внутреннее напряжение. Нам всем надо отказаться от шаблонов и паники, и разделять тех, кто в своих политических и корыстных интересах использует Коран для оправдания террора и насилия, и тех, кто, являясь приверженцем ислама, реализует свое конституционное право на свободу совести.

Автор статьи: 
Евгений Крамченко
Аллах говорит (2:183) : В месяц рамадан был ниспослан Коран - верное руководство для людей, ясные доказательства из верного руководства и различение. Тот из вас, кого застанет этот месяц, должен поститься. А если кто болен или находится в пути, то пусть постится столько же дней в другое время. Аллах желает вам облегчения и не желает вам затруднения. Он желает, чтобы вы довели до конца определенное число дней и возвеличили Аллаха за то, что Он наставил вас на прямой путь. Быть может, вы будете благодарны.
Пророк, صلى الله عايه و سلم, сказал: من قام ليلة القدر إيمانا واحتسابا غفر له ما تقدم من ذنبه «Тому, кто проведет в молитве Ночь Кадар, с верой и желая довольства Аллаха, простятся его прежние грехи». (аль-Бухари 38, Муслим 760)

Текущая фаза луны:

CURRENT MOON


Расписание молитв на сегодня: